• О нас
  • Новости
  • Каталог товаров
  • Как купить
  • В корзине пусто

    Изабель Юппер: два главных режиссера в мире — Андрей Звягинцев и Пол Томас Андерсон

    Картинка анонса новости

    16.03.2018

    16 марта французской актрисе Изабель Юппер исполнилось 65 лет. Последней на настоящий момент ее работой, вышедшей в российский прокат, был фильм "Ева" режиссера Бенуа Жако. Премьера картины состоялась на Берлинском кинофестивале.

    Это экранизация одноименного романа Джеймса Хэдли Чейза, в котором по сюжету писатель (его сыграл Гаспар Ульель), присвоивший себе чужой труд, знакомится с роковой женщиной и проституткой по имени Ева. Ранее, в 1962 году, ту же книгу адаптировал для экрана знаменитый американский режиссер Джозеф Лоузи, роль Евы там сыграла 34-летняя на тот момент Жанна Моро.

    Юппер также известна по другим фильмам европейских режиссеров: "Пианистка" Михаэля Ханеке (Гран-при Каннского кинофестиваля), "Она" Пола Верховена ("Золотой глобус" за лучший фильм на иностранном языке), "8 женщин" Франсуа Озона ("Серебряный медведь" за лучший актерский ансамбль).

    Корреспондент ТАСС встретился с Юппер на Берлинском фестивале и расспросил ее о роли в "Еве", любимых режиссерах и о том, как никогда не стареть.

    — Почему Ева выбрала себе такую неприглядную работу?

    — Хороший вопрос. Я думаю, что режиссер Бенуа Жако и автор оригинального романа Джеймс Хэдли Чейз не случайно сделали ее проституткой, а чтобы заставить людей задуматься. Я вот, например, сама не уверена. Может быть, она занимается этим ради своего мужа. Не знаем мы и то, постоянно ли она занимается этим или нерегулярно, и главное — почему она это делает.

    YouTub/iVideos

    — Мы даже не знаем точно, реальна ли она вообще.

    — Конечно, она может быть фантазией этого писателя, а в той сцене, где они знакомятся, он просто придумал эту идею или украл ее у кого-то.

    — Как вы думаете, соотносится ли эта ваша героиня с главной героиней фильма "Она" Пола Верховена, где вы также снимались?

    — Нет, я не вижу связи с героиней фильма "Она". Кроме того, что они по факту обе одинокие и при этом не чувствуют себя жертвами в тех ситуациях, в которых они оказались. Ева проститутка, но она не считает себя жертвой. Она слишком практична, возможно, поэтому она так волнует героя Ульеля. 

    При этом я считаю, что Ева не двуличная, она какая-то разделенная внутри. Если бы она была двуличной, то она была бы еще более циничной, манипулятивной, жестокой. Кроме всего прочего, это фильм о том, как сильно можно сомневаться в себе, особенно в случае персонажа Ульеля, конечно. Он построил свою жизнь вокруг собственной лжи, он знает, что он сам ненастоящий.

    Вообще каждый персонаж в этом фильме очень комплексный. Это фильм о поиске самоидентичности, о том, что мы есть такое. Я имею в виду, что мы иногда ведем себя так, чтобы соответствовать представлениям о нас других людей. Но мы никогда не уверены в том, какие же мы на самом деле, и в том, как нас воспринимают окружающие. Мы постоянно сомневаемся в этом.

    — Вы тоже не уверены в том, как вас воспринимают другие люди?

    — Нет, я не о себе, я вообще о людях. Но иногда люди говорят мне приятные вещи, а я думаю: "Хм, я не уверена, что заслуживаю этих комплиментов". Думаю, что у остальных людей все точно так же.

    — Ева сама по себе чем-то напоминает актрису. Она в какой-то момент говорит, что не ходит в театр, видимо, ей и не нужно: она и так играет по жизни то проститутку, то любящую жену. В этом есть какой-то очень тонкий момент, когда вы как актриса заканчиваете работать на съемочной площадке и возвращаетесь к нормальной жизни, а она все продолжает играть.

    — Да, абсолютно точно. Когда ей нужно поработать, она как бы надевает этот костюм на себя. Наверное, она не совсем актриса, потому что актрисе иногда вообще не нужен никакой костюм. Так что все немного сложнее. Идея в том, что маску не обязательно носить. Иногда даже наоборот. Диапазон актрисы очень широк: она может быть абсолютно искусственной или абсолютно настоящей.

    Но да, мне нравится, как она говорит "Я не хожу в театр", я думаю, что это очень трогательно. Потому что про героя Ульеля нельзя сказать, что он большой интеллектуал. И тогда она мгновенно интуитивно мимикрирует под него.

    — Было ли что-то особенное в Еве для вас, что-то, чего вы никогда не играли? Или это просто одна роль из ряда похожих роковых женщин?

    — Необычным было то, что в фильме мы видим Еву исключительно с мужской точки зрения. Кроме того, мне понравилось, что у нее много разных лиц и образов в фильме, это всегда интересно для актера.

    — К вопросу об образах. Когда Ева уходит на работу, она надевает черный парик. Кому пришла в голову эта идея?

    — Мы хотели подчеркнуть, что она в этот момент становится другим человеком, искали что-то противоположное. Сначала мы думали, что у меня могли быть длинные волосы, но в итоге Бенуа решил, что черный парик — это то, что нужно, как будто Ева превращается в свое темное воплощение.

    — Сравнивали ли вы себя с Жанной Моро, которая ранее исполняла эту роль?

    — Я, к сожалению, не смотрела предыдущую экранизацию этого романа. У меня не было в этом необходимости. Возможно, потому, что я не хотела неосознанно копировать ее манеру игры. Да и фильм тот вышел в совершенно другое время и имел другой контекст. Возможно, теперь я его посмотрю.

    — Вы вообще специализируетесь на том, чтобы найти новую глубину в своих персонажах, узнать о них то, чего даже они сами о себе не знают. Откуда это к вам приходит?

    — Это все инстинкты и интуиция. И это же не только от меня приходит, я лишь отчасти ответственна за это, еще же есть режиссер.

    Я вообще думаю, что кино — это в основном не то, что ты видишь на экране, а то, что ты представляешь у себя в голове, в этом и есть сила киноискусства. Я очень сильно в это верю. Поэтому я думаю, что если показать на экране слишком много, то тогда воображение зрителей не заработает. Но показать слишком мало тоже нельзя, это проигрышная стратегия. Я никогда не говорю себе: "Хорошо, я собираюсь сделать наоборот, показать как можно меньше, чтобы зритель мог больше себе напридумывать".

    Ведь так же и в жизни. Каждый из нас — загадка для других. Вот вы смотрите на меня, но в то же время думаете о чем-то своем. И кино — это идеальный инструмент, чтобы показать эту перманентную неоднозначность и сложность в человеческом восприятии

    Вот, например, режиссеры Михаэль Ханеке, Бенуа Жако и Клод Шаброль. Я говорю именно о них троих, потому что они наиболее важны для меня. Я всегда чувствовала, что они сохраняют нужную дистанцию между ними и историями, которые они рассказывают, героями, которые в этом участвуют. Они никогда не перегибали с сентиментальностью. Это не значит, что они бесстрастно наблюдают за происходящим в кадре: главное, чтобы эмоции возникли у зрителя.

    — Заметили ли вы, что стали более востребованы после шумихи вокруг фильма "Она", вашего "Золотого глобуса" и номинации на "Оскар"? Может быть, стали больше присылать сценариев из Америки?

    — Да, я занялась несколькими англоязычными проектами. Например, снялась в новом фильме Нила Джордана ("Интервью с вампиром", "Завтрак на Плутоне" — прим. ТАСС). Кроме того, я поучаствовала в создании сериала "Романовы" о наследниках российской монаршеской династии от автора "Безумцев" Мэттью Уайнера. Я буду только в одном из эпизодов, возможно, они будут даже связаны между собой, а может, и нет. (Улыбается.)

    — Недавно молодая актриса Алисия Викандер, лауреат премии "Оскар", обсуждая возрастных актрис, которые ее вдохновляют, назвала именно вас. То есть в вас есть что-то, чего не хватает более молодым коллегам. Как вы думаете, чего же?

    — Думаю, отчасти дело просто во мне самой, а отчасти в том, что я просто многое себе могу позволить. Я сама решаю, где снимаюсь, и неважно, где я работаю, во Франции, где-то еще в Европе или, например, в Южной Корее. Возможно, дело именно в творческой свободе.

    — Мне кажется, вы очень правильно всегда выбираете режиссеров, у которых снимаетесь, и, что даже более важно, сценарии. Вы исключительно находите именно тех героинь, которые вам больше всего подходят. Как к вам приходит это чувство, когда вы читаете сценарий и понимаете, что это та женщина, которую вы можете понять?

    — Прежде всего, я никогда не читаю сценарий, если у меня нет никакой установившейся связи с тем, кто мне его прислал. То есть, конечно, важно, кто это, знаменитый режиссер или кто-то, с кем я работала много раз, как Бенуа Жако, или же это режиссер-дебютант, с которым я в жизни ни разу не встречалась.

    Иногда все понятно даже по одной реплике: я имею в виду, что диалоги очень важны, они во многом определяют персонажей. А вообще я не знаю, это какой-то странный процесс осознания того, что это моя героиня, он проходит где-то внутри меня.

    — Обязательно ли, чтобы вам нравилась эта героиня?

    — О, нет, вообще не обязательно. В персонаже должно быть что-то мое и что-то вообще не мое одновременно, должна быть проведена какая-то черта между мною и ею, вот что важно. Но нет, она не обязана мне нравиться, это не так уж важно.

    — Есть ли какой-то способ никогда не стареть, как вы, кроме того, что у вас заложено в ДНК?

    — Кроме ДНК? Думаю, все дело в том, что я очень хороший человек, вот и все. (Смеется.)

    — Может, вы ходите в спортзал или много спите? Должен же быть какой-то секрет.

    — Ночь на ночь не приходится. Я люблю поспать, но иногда сон не любит меня. В общем, как у всех.

    Кстати, вот Ева как раз любит поспать. Мне очень нравились в книге те моменты, когда Чейз изображает ее спящей. Она очень ленивая. Мне кажется, люди, которые очень много спят, пытаются как-то спрятаться от окружающей их реальности.

    Возвращаясь к вашему вопросу: я не тренируюсь, нет, но это всегда в планах, все время говорю себе: "Надо ходить на йогу". Я запомню ваш вопрос, вот завтра уж точно начну тренироваться. (Смеется.)

    — Многие американские актрисы постоянно говорят об эйджизме в киноиндустрии: что пожилым актрисам тяжелее получать роли в кино после определенного возраста. А в Европе другая ситуация?

    — Что ж, я думаю, везде есть возрастные востребованные актрисы, например Фрэнсис МакДорманд, у нее одна из лучших ролей в этом году, и она, вполне возможно, получит за эту роль "Оскар", а ей ведь не 15 лет и она американка, так что, я думаю, вот она хороший пример.

    (Фрэнсис МакДорманд действительно получила "Оскар" за лучшую женскую роль в фильме "Три билборда на границе Эббинга, Миссури" — прим. ТАСС)

    — Важны ли для вас награды? Тот же "Оскар".

    — Так же, как и для других людей. Но мне нравятся люди, которые не берут награды, это очень мило. Всегда очень интригует, когда кто-то говорит: "Не приму Нобелевку, не приму "Оскар". Я не так сильная, я принимаю все награды, какие дают. Например, я совсем не ожидала, что фильм "Она" так прогремит: на каждой церемонии случались приятные сюрпризы, а в конце случился не очень приятный сюрприз. Я шучу.

    (Изабель имеет в виду, что весь наградной сезон в 2017 году получала за фильм "Она" много призов, в том числе "Золотой глобус" за лучшую женскую роль, но в итоге так и не выиграла "Оскар" в той же номинации — прим. ТАСС).

    — Вас часто приглашают на перверсивные роли, возможно, из-за фильма "Пианистка" Михаэля Ханеке. Пугают ли вас такие предложения, не устали ли вы от них, стесняетесь ли вы быть полностью откровенной в кадре?

    — Это же не я ищу подобные роли, а они сами меня находят. Вообще каждый случай разный. Но я особенно чувствительна к тому, о чем вы говорите. В этом и есть интерес для меня, чтобы создавать кино, которое поможет людям выдержать период трудностей, разговорит их, заставит задуматься о себе самих. К примеру, давайте поговорим о героине "Пианистки" или фильме "Она" — в этих картинах авторы заходят в этом вопросе далеко. Я понимаю, что людям иногда сложно воспринимать, как вы говорите, перверсии, то есть извращения, например разные виды садомазохизма. Это такой способ заклеймить что-то, что людям пока сложно как-то охарактеризовать. Именно потому, что все это часть их самих. Но затем эти фильмы стали популярными во всем мире. ​

    ​Так что единственное, что меня по-настоящему пугает, — это роли в фильмах с глупыми сюжетами, остальное меня не беспокоит.

    — Назовите режиссеров, с которыми вы готовы поработать снова в любом случае, что бы они вам ни предложили?

    — Серж Бозон ("Миссис Хайд"), Хон Сан Су, например, с которым мы сняли фильм "Камера Клэр", его показывали вне конкурса на Каннском фестивале. Мы, кстати, сделали его всего за неделю.

    С такими режиссерами у меня всегда идеальное понимание. Мы всегда согласны во всем, никогда не спорим, я доверяю им, а они мне. Так бывает лишь с несколькими потрясающими постановщиками, с которыми я работала: Пол Верховен, Бенуа Жако, Клод Шаброль и особенно Михаэль Ханеке.

    — А с кем бы вы еще хотели поработать в будущем? Может, есть режиссеры, в чьих фильмах вы бы согласились исполнить любую роль?

    — Что ж, я считаю, что сейчас в мире есть два главных режиссера: это русский постановщик Андрей Звягинцев и американец Пол Томас Андерсон. Вот первые, кто приходит мне в голову. Если бы они мне что-нибудь предложили, то я бы с радостью согласилась.

    Беседовал Егор Беликов

    Источник: ТАСС